Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS Мой профиль |Регистрация Выход
Меню сайта
Поиск
Вход на сайт
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • ГЕОРГИЕВСКИЙ СОБОР.
    Ирина Седова

    Собор Георгия Святого
    Величьем славы окружен.
    Мечтой Нечаева – Мальцова,
    Как в сказке, в жизни воплощен.

    Родного края украшенье.
    Не устает твердить молва:
    Мол, это лучшее творенье,
    Что нам оставил Бенуа.

    Проект удачный утвердили.
    Для Бенуа он стал судьбой:
    Он базилику в русском стиле
    Слил с белокаменной резьбой.

    Архитектурная громада
    Пленяла восхищенный взор:
    Венчал все своды и фасады
    Из камня белого убор.

    Собор трехнефной базиликой
    Искусство дивное являл.
    Задумок множество великих
    В одном лице соединял.

    И колокольня украшала
    Шатром Георгия собор.
    Но так, как лет прошло немало,
    Не сохранилась до сих пор.

    А по эскизам Васнецова
    В соборе смальта ожила:
    Легла мозаика Фролова
    Из непрозрачного стекла.

    На своде нефа, во всю стену –
    Мозаика, бликами горя:
    Лик Богоматери священный
    На строгом фоне алтаря.

    И, как цветок нерукотворный,
    Произведенье тех времен:
    Иконостас – резной, узорный,
    Ажурной вязью обрамлен.

    И, с Высших сил благословенья,
    Ценой нелегкого труда,
    Возник собор – души творенье,
    В нем – русский стиль и красота.

    Но времена тебя трепали.
    Все было: радость и беда.
    Тебя нещадно разрушали –
    Ты не сдавался никогда!

    Борьба с религией в 20-х
    Легла крестом в твоей судьбе,
    Отдав твои крутые скаты
    На растерзание толпе.

    Нам не забыть того позора,
    Когда безжалостной рукой
    Святые купола собора
    Снесли, нарушив их покой.

    С мольбой иконы наблюдали
    За неразумностью людской:
    «Убрать! Замазать! Переплавить!
    Из сердца вон, и с глаз долой!»

    Не храм – себя уничтожали,
    Не зная, что там – впереди.
    Частицу сердца вырывали
    Из пламенеющей груди.

    С годами взгляды изменились
    И повернулось время вспять.
    Мы снова к вере обратились,
    Руины стали возрождать.

    И засиял в созвучном тоне
    Победным блеском на лице
    Святой Георгий – на фронтоне
    На боковом твоем крыльце.

    Нашлись картины Васнецова.
    И, годы долгие спустя,
    В храм «Страшный суд» вернулся снова,
    Путь реставрации пройдя.

    Собор сегодня возродился.
    Гордится им моя земля.
    И в наше время здесь открылся
    Музей стекла и хрусталя.

    Вошел наш город – Гусь-Хрустальный
    В туристский комплексный маршрут.
    В Музей собора уникальный
    Туристы толпами идут.

    Собор Георгия Святого
    В сиянье солнечных лучей.
    Живет второю жизнью снова.
    Ты – гордость Родины моей!


      
    Слайд-шоу "ГЕОРГИЕВСКИЙ СОБОР".    

    Фотографии с сайта: images.yandex.ru› 

    Музыка: Георгия Свиридова из к/ф Метель

    Автор работы: Ирина Седова


    youtube.com/watch?v=O1BSiTQ0sI0

      




    ПАМЯТНИК МАЛЬЦОВУ.
    Ирина Седова

    Воздвигли памятник Мальцову
    У стен Музея Хрусталя.
    Им Гусь-Хрустальный был основан,
    Открыта древняя земля.

    Стоит он, в бронзу облаченный,
    На нас взирая с высоты.
    В свой город – детище, влюбленный,
    В жизнь воплотив свои мечты.

    Он полон замыслов великих,
    Куда-то вдаль направил взгляд:
    В местах болотистых и диких
    Построить надо стеклоград!

    В непроходимой глухомани
    Работа трудная ждала.
    Создал ценою испытаний
    Аким империю стекла.

    В глазах задумчиво-печальных
    Надежды искра пролегла.
    Мечта, чтоб город Гусь-Хрустальный
    Столицей стал в краю стекла.

    В руке купец сжимает свиток –
    Проект завода своего.
    О! Сколько мыслей, дум и пыток
    Аким Мальцов вложил в него!

    Одежда – строго деловая,
    Как подтвержденье жизни всей.
    Через года о нем узнает
    Россия с гордостью своей.

    И на гранитном постаменте
    Стоит, достойный всех похвал.
    Чтоб знали взрослые и дети
    Того, кто город основал.

    Пусть помнит край, любимый с детства,
    Первопроходца своего,
    Хранит Мальцовское наследство
    Во имя памяти его!



    ПОГОСТ ЭРЛЕКС.
    Ирина Седова

    На речке Поль стоит погост
    Среди безмолвия, печали.
    Когда-то здесь на много верст
    Его болота окружали.

    И к тем особенным местам
    Стремится люд с благоговеньем:
    Свершает тризну по костям,
    Своих родных поминовенье.

    С того названье и пошло:
    Погост – дань памяти на годы.
    Здесь вырос храм, а с ним – село
    На лоне девственной природы.

    Здесь забываешь о делах,
    Неся в душе печать благую.
    Живой, стоящий «на костях»,
    Познает истину простую.

    И, отойдя от суеты,
    Внимаешь мудрость, что веками
    Копили древние кресты
    Между могильными холмами.

    Из года в год нам тешит слух
    Погоста смелое названье.
    Есть в слове «Эрлекс» гордый дух,
    И корни финского звучанья.

    И храмом Троицы Святой
    Погост встречает нас у входа.
    Над лесом высятся стеной
    Строений каменные своды.

    Вот колокольня, как скала,
    Предстала перед нашим взором.
    Она украшена была
    Кирпичным праздничным декором.

    В задумке русских мастеров
    Стиль византийский видеть надо:
    Четверка малых куполов
    В углах у купола-громады.

    Ансамбль единый стилевой
    Декор с конструкцией являют.
    Дух наших дней со стариной
    Они в себе соединяют.

    Как грань на стыке двух миров,
    Проникнут духом просветленья,
    Стоит погост – и в нем, без слов,
    Шедевр бесценного творенья!




    ХРАМ ИОАННА БОГОСЛОВА.
    Ирина Седова

    Построен храм, как благодать
    Среди забот мирских и будней.
    Судьбою путь дарован трудный:
    Духовным центром нашим стать.

    Не внешний блеск превозносить –
    Красу духовную лелеять,
    Любовь и радость в души сеять
    И веру в людях возродить.

    Он в центре Уршеля, в тиши,
    Стоит, торжественно-нарядный.
    И это нам вдвойне отрадно:
    Ведь храм – святилище души.

    Он возродился из руин,
    На месте старой бывшей школы.
    Пронизан светом, жизни полон,
    Святой, могучий исполин.

    Благословен тот светлый миг,
    Когда разрушенное зданье
    Второе обрело дыханье
    И новый светлый храм возник.

    Он гордо тянет к облакам
    Шпиль колокольни величавой.
    Растет его и крепнет слава
    И вторит в такт колоколам.

    Под колокольный мерный звон
    Душа любить и петь готова.
    В честь Иоанна Богослова
    Был храм в поселке наречен.

    Святой апостол Иоанн
    Свой путь прошел по жизни с честью,
    Он людям нес благие вести.
    Его пример нам Свыше дан.

    Сверкают, к чести прихожан,
    Пять куполов над главным входом,
    Как облик веры и свободы
    Всех православных россиян.

    И по фронтону в два ряда
    Окошки-арки протянулись.
    Мы будто в прошлые вернулись,
    Давно ушедшие года.

    И колокольня с вышины
    Парит над северной стеною,
    Сверкает круглой головою,
    Как веха русской старины.

    А белокаменный портал
    Дохнет святынею у входа.
    Царит особый дух под сводом,
    Ведь храм – начало всех начал!

    Здесь мастерство собой явил
    Борис Калитов как художник.
    Коснулся кистью осторожно –
    И ожил храм, заговорил.

    Воспряли образы святых,
    Украсив стены с потолками.
    И будто встали перед нами,
    Глаза в глаза – суд Высший их.

    Любовь Савельева для нас
    И храма сделала немало:
    Она судьбу его решала,
    Когда пробил заветный час.

    Трофимов, что проект создал,
    Чтоб зданье школы приспособить,
    Святому лику уподобить –
    Достоин славы и похвал!

    А Константинов Валентин
    Во все строительные будни
    Возглавил фронт работы трудной,
    Прораб, строитель, Божий сын.

    Побольше бы в родном краю
    Таких людей, добро творящих,
    С душой открытой, настоящей,
    Что любят Родину свою!

    Кричит, взывает храм без слов.
    И с колокольни, вдаль смотрящей,
    Летит пронзительный, звенящий,
    Протяжный гул колоколов.

    Плывет широкою волной,
    Чтоб в сердце каждому ворваться,
    И в дверь с надеждой постучаться,
    Неся блаженство и покой.

    Гордятся ныне мастера:
    Родился храм для жизни новой,
    Неся народу Божье слово,
    Во имя света и добра!



    ЛЕГЕНДА О ПЕРВЫХ ПОСЕЛЕНЦАХ
    села Тихоново, деревень Гордеево и Филино Ягодинской волости. 

    Ирина Седова 

    Было ль то, или не было –
    Я не знаю, не ведаю…
    Но легенда старинная
    Средь народа жива.
    О мещерских селениях,
    Древне-русских владениях.
    И до нас та былинная
    Докатилась молва…

    * * *

    Когда-то, много лет назад,
    В глубинке нашей, говорят,
    Непроходимый лес густой
    Повсюду высился стеной.
    И ни проехать, ни пройти
    На много сотен верст пути:
    Болота, топи… В тех местах
    Навеки поселился страх:
    И дикий зверь, и птицы крик
    Вселяли ужас всякий миг.
    В тех дебрях – ни живой души,
    Лишь темный лес шумел в тиши…

    * * *

    Среди владимирских широт
    Жил любознательный народ.
    Пытливый ум в дорогу звал,
    Сидеть на месте не давал.
    Вот как-то трое молодцов,
    С благословения отцов,
    Пошли увидеть белый свет.
    Давно их затерялся след...
    Среди чащоб бредут они.
    Меж тем, проходят ночи, дни,
    Зашли в дремучие места.
    Вокруг такая красота!
    На тихом, вольном ветерке
    Там ивы тянутся к реке.
    Под небом темно-голубым
    Кивают сосны сверху им.
    И лес – таинственный, густой
    Вокруг раскинул полог свой.
    В сплошные дебри забрели
    В чужой, таинственной дали.
    Вот, с каждым днем, труднее путь:
    Куда идти и где свернуть?
    Друзья пустились вдоль реки,
    Котомки взяв и узелки.
    Но на пути – чреда болот.
    Никто то место не пройдет!
    Трясина источает свой
    Там запах гнили вековой.
    Средь мочажин, в воде растут
    Тростник, осока там и тут.
    На мутной глади – смерти след
    И никуда прохода нет.
    Неосторожный шаг – и плен,
    В болотной жиже смерть и тлен.
    Болото сразу засосет,
    Оно годами жертву ждет,
    Чтоб в мутной тине торфяной
    Душа навек нашла покой…
    Остановились тут друзья:
    «Нам дальше путь держать нельзя!»
    «Пойдем вперед!» - сказал Гордей.
    И, подбодрив своих друзей,
    Ползком, вполшага, чуть дыша,
    Вперед пустились не спеша.
    Идут по кочкам до темна,
    Вот уж дорога не видна.
    Над ними – туча мошкары
    И жажда мучит от жары.
    На кочках сидя, чуть вздремнуть.
    А утром – снова в трудный путь.
    … Вот третий день уж гасит свет,
    Конца и края топи нет.
    И под вечернею звездой
    Река блеснула им водой.
    Они к реке стремглав бегут:
    Друзьям ночлег, спасенье тут.
    «Смотрите!» - вдруг Гордей изрек –
    «У речки нашей есть приток!»
    В лесной тиши журчит река,
    Вода в ней пенится слегка. 
    И желто-красною слезой
    Она течет в глуши лесной.
    «Я остаюсь! – Гордей сказал –
    Красивей места не встречал.
    У речки счастье я найду,
    Здесь смолокурню заведу!
    Течет, струится со ствола
    Слезой янтарная смола.
    Здесь будет жить моя семья,
    Жилище тут построю я.
    Кто пожелает рядом жить,
    Я буду рад с ним кров делить!»
    Места, что парень основал,
    С тех пор «Гордеево» назвал.

    * * *

    А Тихон с Филькой вновь в пути,
    Чтоб счастье личное найти.
    Ни спать, ни есть им недосуг,
    Идут сквозь чащу. Видят вдруг
    Поляну у реки. На ней
    Поет так нежно соловей.
    И липы выстроились в ряд.
    Как строй солдат, вокруг стоят.
    «Смотри-ка, Филька! Вот так-так,
    Я лыко драть большой мастак!
    Здесь разгуляться место есть.
    А лип-то, лип-то: и не счесть!»
    Нашел он липу покрупней,
    Дупло огромное на ней.
    «Вот это логово! Смотри!
    Уютно будет здесь внутри!
    С тобой нам, Филька, повезло:
    В дупле и сухо, и тепло.
    Мы здесь устроимся вдвоем,
    На время будет кров и дом».
    Так Тихон наш судьбу решил.
    И, словно, стало больше сил:
    «Да, место – чудо из чудес!
    Деревню я построю здесь.
    Тут тихо, мирно и светло,
    В лаптях же будет всем тепло.
    Мой край, где лип большая рать, 
    Пусть будут «Тихоново» звать!»
    «Нет, вместе нам не по пути!
    Я должен свой удел найти!»
    Два друга обнялись тепло:
    Расстаться было тяжело…

    * * *
    А Филька вновь спешит вперед,
    Он день за днем один бредет.
    Дорога с каждым днем длинней,
    А молодец наш все мрачней.
    Один, как перст – ни дать, ни взять,
    Теперь уж не воротишь вспять.
    Река все шире, все темней
    И заливных лугов на ней
    Немало. Где ни кинешь взгляд:
    И зверь, и рыба тут кишат.
    Дивится Филька: «Вот так да!
    Я рыбы столько никогда
    Не видел. Хоть лови рукой!
    Пожалуй, это берег мой!
    Здесь дичи – не переловить,
    Я буду тут безбедно жить.
    Гордея с Тишкой навещу
    И рыбкой с мясом угощу.
    Я стаду диких кабанов
    Быть верным пастухом готов.
    Свиное поле – рядом тут.
    Пусть место «Филино» зовут».

    * * *

    С тех пор прошло немало лет.
    Тех молодцов растаял след.
    Но только память дней былых
    Хранит и ныне облик их.
    Живут деревни в наши дни,
    Их имена хранят они:
    Гордеево – что наш Гордей,
    Теперь отрада для людей.
    Хранится в Тихоново след
    Открытий Тихона, побед.
    И Фильку помнит наш народ,
    Деревня Филино живет.
    Чтят люди выше всех похвал
    Тех, кто деревню основал.
    В деревнях тех и русский дух,
    Названья, что ласкают слух.
    И память наших молодцов,
    И мудрость дедов и отцов.
    Ну, а легенда пусть живет
    И по земле из года в год
    Несет молву в грядущий день
    Про жизнь мещерских деревень…

    01.12.2012г.



    Copyright MyCorp © 2019
    Создать бесплатный сайт с uCoz