Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS Мой профиль |Регистрация Выход
Меню сайта
Поиск
Вход на сайт
Календарь
«  Май 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • РЕКИ МЕЩЕРЫ.
    Ирина Седова


    Вольными птицами вдаль устремляются
    Реки Мещеры – лесные красавицы.
    Водной стихией, как тайною связаны,
    Каждая речка по имени названа.
    В сердце Мещеры, неспешною павою,
    Бужа потоки несет величавые.
    Поль, точно свитой, стоит окруженная –
    Поросли дремлют, с водою сплетенные.
    Склоны пологие торфом проложены,
    Тихо вздыхает река осторожная.
    Вырос на речке в краю заболоченном
    Город районный – любимая вотчина.
    Гусь – в честь реки, город тот именуется,
    Гордая птица на гербе красуется.
    Мелкие реки – разливы нехожие
    В экосистеме Мещеры проложили.
    Заводей сотни, протоки и старицы.
    В топях бескрайних кустарник купается.
    Вымыли заросли берега дочиста,
    Русло пробив себе в топях болотистых.
    Темною гладью осоки касаются,
    Лентой неспешно текут, извиваются.
    Ночь черноту над Мещерою сдвинула,
    Полог на воды речные накинула.
    В лунном сиянии реки красуются,
    В водное зеркало звезды любуются.
    В дымке рассветной опять встрепенулися,
    В берег пологий с разбегу уткнулися.
    И запетляли, теряясь в кустарнике,
    В дебрях рогоза, осок, золотарника.
    В тихих заливах блуждая средь зелени,
    В заводях темных сверкая купелями.
    … Вольными птицами вдаль устремляются
    Реки Мещеры – лесные красавицы.
    Местом рождения, судьбами схожие –
    Реки Мещеры, на сказку похожие!



    ЛЕГЕНДА О РЕЧКЕ БУЖЕ. 
    Ирина Седова


    Посвящается нашему земляку, удиви-
    тельному, светлому человеку, большо-
    му любителю природы Н.И. Скулову.


    Брожу я по белому свету
    От шумных дорог вдалеке.
    Легенду услышала где-то
    Однажды о Буже-реке.

    Немало в мещерских низинах
    Озер существует и рек.
    И память в легендах старинных
    Об этом хранит человек.

    Минувших времен отраженье,
    Как мир, эта повесть стара:
    Жила в отдаленном селенье
    Прекрасная девушка Пра.

    Известна была всей округе
    Девичьей косой золотой.
    Дивились друзья и подруги
    Ее неземной красотой.

    По всем заболоченным далям,
    Как Гебы священной дары,
    Чудесные песни звучали
    Из пламенных уст юной Пры.

    Как водится, юные грезы,
    Сердца зажигают огнем,
    Любви драгоценные розы
    Посеяв на поле своем.

    Амур поражающим вихрем
    Охотнику сердце пленил.
    Он с матерью – старой Исихрой
    Вдвоем в том селении жил.

    Любовь, как волшебная лира,
    Затмила собой молодых.
    С времен сотворения мира
    Счастливее не было их!

    Лишь солнце на зорьке проснется,
    Едва озарив небосвод,
    А парень уж в лес соберется,
    Шагая по тропке вперед.

    Вдали от родимого дома
    Охотиться раз довелось.
    Все дальше в лесные хоромы
    Заманивал раненый лось.

    В погоню охотник досужий
    Пустился за лосем стрелой.
    Пещеры в лесу обнаружил
    С соленой, как слезы, землей.

    И с этого дня солеваром
    Охотника все нарекли.
    Он людям, почти что, задаром
    Вываривал соль из земли.

    В жару, или в зимнюю стужу
    В пещерах дневал, ночевал.
    Народ ему прозвище – Бужа
    За это занятие дал.

    Отец юной Пры, той порою,
    Богатого зятя искал.
    Купца он нашел за рекою
    И в гости однажды позвал.

    Приехал Шагара в селенье,
    Подарками всех одаря.
    Из бронзы привез украшенья,
    Из меди и из янтаря.

    Он взглядом девицу окинул,
    Поднес дорогие дары.
    И шкуры звериные кинул
    Он в ноги красавицы Пры.

    Подарки роскошные эти
    Не тронули девичий взгляд.
    Ведь Бужа - один в целом свете
    Милее был всех во сто крат!

    Шагара лишился покоя,
    Не смог он обиды простить.
    Своей колдовскою рукою
    Он Бужу решил погубить.

    Пещеру нашел соляную,
    Где соль юный Бужа варил.
    И, силу собрав колдовскую,
    В пещеру ту вход завалил.

    Шагаре и этого мало:
    Он градом камней- валунов
    Засыпал пещеру – не стало
    И духа от прежних следов.

    Свободно вздохнул с облегченьем
    Шагара, набравшийся сил.
    Поехал за Прой он в селенье
    И в лодку ее посадил.

    Тем временем, сына с охоты
    Исихра седая ждала.
    «С сыночком неладное что-то!» -
    Вдруг старая мать поняла.

    Пустилась Исихра в дорогу
    За сыном любимым своим.
    Спешила она на подмогу
    И озером стала большим.

    Несметная озера сила
    Душой материнской была.
    Завалы в пещере размыла
    И Буже дорогу дала.

    А Бужа, в пещере плененный,
    Как только явился на свет,
    На воду взглянул удивленно,
    Шагаре пускаясь вослед.

    Почувствовал вскоре Шагара,
    Что Бужа по следу идет,
    Собрал все волшебные чары,
    Преграду, создав из болот.

    Раскинулось топкой трясиной
    Болото вокруг на пути.
    И лодку уж с места не сдвинуть:
    Вперед не проплыть, не пройти.

    А Бужа, с отчаянным рвеньем,
    Блуждал до вечерней поры.
    И вдруг услыхал в отдаленье
    Прекрасное пение Пры.

    Любимой чарующий голос
    Придал ему мужества, сил.
    Из лодки в трясину по пояс
    Решительно Бужа ступил.

    И стал, точно столб, неподвижен,
    Увязнув в пучине болот.
    Коварная, хлюпкая жижа
    Ко дну за собою влечет.

    А Пра, словно нимфа лесная,
    Спешит уж на помощь прийти:
    Вмиг косы свои расплетает,
    Чтоб милого друга спасти.

    И там, где ступал юный Бужа –
    Поведали мне рыбаки –
    Не вымысел будет досужий,
    А русло мещерской реки.

    Шагара, в пылу пораженья,
    Свой лук боевой подхватил.
    Живой насладившись мишенью,
    Он стрелы тугие пустил.

    И две смертоносные силы
    Летели, звеня на ветру.
    Одна из них Бужу пронзила,
    Другая – красавицу Пру.

    И алая кровь обагрила
    В тот миг молодые сердца.
    Влюбленных навеки сплотила,
    Чтоб вместе им быть до конца.

    С водою студеной смешалась –
    И нету от крови следа.
    Но темной, коричневой стала
    В реке с той минуты вода.

    А Бужа и умер, не скрою,
    За волосы взявшись рукой.
    Остались они рядом с Прою
    Навек неразлучны судьбой.

    А речка течет и поныне,
    И имя ей – «Бужа» дано.
    В красивой мещерской низине
    Навеки ей жить суждено.

    Цепочка озер неразрывно
    Теперь навсегда меж собой,
    Как в песне слила лебединой
    И Бужу с красавицей Прой.

    Седая Исихра – не скрою,
    Став озером, ныне живет.
    Ведь Бужа – сыновней рекою
    Начало в Исихре берет.

    Шагару народ тоже знает:
    Стал озером он с давних пор,
    Последним собой завершает
    Цепочку мещерских озер.

    Легенда печальная эта
    Навеяла тихую грусть.
    Что правда, что вымысел света –
    Судить я сейчас не берусь.

    Но истину знаю святую,
    И мудрость ее я ценю:
    Люблю свою землю родную,
    И память о прошлом храню.



       
    ЛЕГЕНДА О ТАСЕ.
    Ирина Седова


    Гласит легенда из времен далеких
    О речке Тасе – тихой, неприметной.
    Течет она средь камышей высоких,
    Искрясь на солнце полосою светлой.

    В живом дыханье речки говорливой
    Я слышу отголоски дней минувших.
    Бежит, журчит река неторопливо
    Среди плакучих ив, к воде прильнувших.

    В тугую гладь холодной, стылой влаги
    Глядятся ивы, точно истуканы.
    О молодости вспомнили, бедняги,
    О красоте ушедшей, без изъяна.

    Давным-давно у речки той, по слухам,
    Среди болот, в лесах дремучих жили
    Седой старик, а с ним – жена старуха,
    И дочь они красавицу растили.

    Прекрасней Тасы не было в селенье:
    Глаза – как омут, черные, большие.
    А волосы, парням на загляденье,
    Вплетала Таса в косы завитые.

    Пройдет ли где – как солнце улыбнется
    Средь туч на темно-синем небосводе.
    За доброту и ласку, как ведется,
    Любили Тасу искренне в народе.

    И вот однажды, в майский дивный вечер,
    Когда сады цвели, благоухали,
    Шла Таса вдоль реки, а ей навстречу –
    Леонтий – ладный и красивый парень.

    Леонтий жил в соседнем поселенье.
    При виде Тасы, весело поющей,
    Он покраснел внезапно от смущенья,
    Сраженный красотой ее цветущей.

    И между ними искра пробежала,
    Воспламенив сердца горячей страстью,
    Но в тот момент влюбленные не знали,
    Как близок час разлуки и ненастья.

    Леонтий – не бездельник от рожденья,
    Не покладая рук, весь день трудился.
    Но только, был он беден, к сожаленью,
    И грамоте, конечно, не учился.

    Семья у Тассы тоже не богата,
    Но Тимофей, отец ее, доколе
    Копил добро и складывал деньжата,
    Чтоб лучше для нее досталась доля.

    Водил он дружбу с теми, кто в достатке,
    Встречал их хлебом-солью – не иначе!
    И жениха он выбрал для порядка
    Для Тасы из купцов, да побогаче.

    Уж между ними сговор состоялся,
    Сорил деньгами купчик в умиленье,
    Красою Тасы долго восхищался,
    Жениться обещал без промедленья.

    Старик с женой уже вовсю мечтали,
    Старуха мать приданое копила.
    Мол, как удачно с дочкой рассчитали,
    Чего уж лучше, деньги – это сила!

    Но слухами наполнилось селенье,
    Ведь радости не утаить на лицах.
    И попросила Таса дозволенья
    С Леонтием любимым обручиться.

    Родители на Тасу осерчали,
    Отец был крут, ударил дочь с размаху.
    Ее из дома, в чем была, прогнали.
    Она ушла, вся белая от страха.

    Вот день прошел, за ним другой и третий,
    О дочери ни весточки, ни слуха.
    Пропала Таса – словно нет на свете,
    Старик горюет вместе со старухой.

    Вот Тимофей собрал своих знакомых,
    Родных и близких поднял по тревоге,
    И дочь пошел искать вдали от дома,
    По всем лесам, болотам и дорогам.

    Ходил-бродил, усталости не зная
    И день, и два, и целую неделю.
    Пошли дожди, следы вокруг смывая,
    Как будто слезы горькие летели.

    По темной речке с шумом ходят волны,
    И непрерывно дождь колючий сеет.
    Рука судьбы в ненастный этот полдень
    Леонтия свела и Тимофея.

    Леонтий был худой, чернее тучи,
    Глаза с тоскою смертною глядели.
    И Тимофей-то с виду был не лучше:
    Оброс, поник он с горя за неделю.

    Присели в скорбном, тягостном томленье,
    Страданью больше не было предела.
    Вдруг что-то промелькнуло в отдаленье –
    Душа в плохое верить не хотела!

    Но радужным мечтам – увы – не сбыться!
    Лежала Таса прямо возле речки,
    Как будто с ней душой стремясь сродниться,
    Кручина извела ее сердечко.

    И белый свет померк в глазах обоих.
    И лишь, как прежде, звонко пели птицы.
    Над мертвой Тасой, в полной скорби стоя,
    Они сумели, все же, помириться.

    А речка Тасой с той поры зовется,
    Течет она в мещерской стороне.
    И, если вам бывать там доведется,
    Вы убедитесь в истине вполне.

    Река легенду старую напомнит:
    Взревет, взбурлит, стряхнув остатки сна,
    А то притихнет, словно Тассу вспомнит,
    И кроткой, тихой станет, как она.

    Раскрутится, пугая в непогоду,
    Умоется, петляя средь лесов.
    В жару усохнет – всюду станет бродом,
    А то исчезнет вдруг среди кустов.

    Но имя «Таса», что речушке дали,
    Звучит как песня через сотни лет.
    Забыть легенду сможем мы, едва ли –
    Ведь в ней хранится дней минувших след.



    Видеоролик. Работы художника Дмитрия Левина:



    youtube.com/watch?v=azfsXwSeJeE

      





    Copyright MyCorp © 2019
    Создать бесплатный сайт с uCoz